ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ЗДРАВООХРАНЕНИЯ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

ГДЕ НАЙТИ СТРАННИКУ ПРИЮТ?

Все люди в начале своего жизненного пути нуждаются в одном. В родительской любви, в заботе, подумаете вы. Да, безусловно. Но самое главное условие успешного развития жизни маленького человека - чтобы в детстве рядом с ним был человек тонко чувствующий, понимающий его. Должен ли это обязательно быть родитель? Хорошо бы. Но, увы, далеко не всегда родители и дети - люди, образно говоря, одной крови. Все мы в этой жизни странники, ищущие в ней свой приют и очень часто за всю жизнь не находящие его. 
И очень часто эта установка на неудачу закладывается в детстве. Сколько искалеченных судеб, душевных трагедий произрастает из детства. Их причина состоит в том, что с детства человека подавляли, с ним не считались, возможно, унижали, никогда не понимали. И в роли ингибиторов воли, способностей, положительных эмоций ребенка вполне могут быть и его родители. Совсем не обязательно они должны быть при этом алкоголиками, наркоманами, асоциальными людьми, напротив, они часто очень заботливые или не очень, порой твердо знающие, каким должен быть их ребенок, и манипулирующие им в соответствии с их схемой продвижения к успеху. 
Так могут действовать одни, а другие, родив чадо, успокаиваются на том, что акт общественно значимый ими совершен, дальше корми-одевай, чтобы хуже других не был, а что вырастет, то и вырастет. И одни и другие скорее считают ребенка своей собственностью, а не личностью, не похожей на других, явленной миру. От собственности можно и отказаться, если она в обузу. 
Тогда появляются сироты. Родители не понимают своих детей, одни потому что не умеют, другие просто не хотят. Людей, способных чувствовать другого человека и желать ему при этом добра, не так уж и много. Знаю немало примеров, когда матери ненавидели своих детей, их все раздражало в них, потому что они не были на них похожи ни внешне, ни характером. Они другими пришли в мир и были сами по себе. Сознавать это спокойно готов не каждый родитель и, хотя они их не бросали и соответствовали в своем поведении общепринятому понятию о нормальной семье, дети их росли с искалеченными душами, с ненавистью в сердце, вынужденные сами стать безжалостными, освоить искусство лицемерия, чтобы скрывать свои душевные раны, не заживающие со временем. 
Специалисты выделяют и вот такой тип семьи: "Для семей этой группы характерно то, что она не относится к семьям группы риска по социальным показаниям. Родители в этих семьях не страдают алкоголизмом, возможна малообеспеченность, но они работают и как могут разрешают свои трудности. Главной же чертой таких семей являются разрушенные отношения между родителями и детьми. Родители жалуются на то, что ребенок очень плохо себя ведет, конфликтует с родителями, убегает из дома, часто пропускает школу, может воровать деньги из дома. Они не доверяют ребенку, часто раздражаются на него, пытаются его изменить, для чего тщательно контролируют сына или дочь, подвергают самым разнообразным наказаниям. 
При анализе родительского отношения обнаруживается, что родители не принимают своего ребенка. Причин такого отторжения может быть много - нежелательная беременность, в результате которой данный ребенок и появился на свет, приемный или усыновленный ребенок, не отвечающий ожиданиям приемных родителей, свой ребенок, но также имеющий не те характеристики, которые бы родители хотели у него обнаружить. Ребенок, не получая необходимого ему родительского внимания, уже с раннего возраста учится его добиваться всеми возможными и невозможными средствами. Часто для этого он нарушает правила поведения, установленные взрослыми, причем делает это для того, чтобы его заметили. Если разные члены семьи относятся к ребенку по-разному, то ребенок учится манипулировать отношениями для получения наибольшей для себя выгоды - например, жалуется бабушке на мать и отца, иногда говорит откровенную неправду об одном из членов семьи, чтобы вызвать негативное отношение к нему и жалость к себе. 
При работе с такими семьями мы считаем, что надо начинать работу сначала отдельно с ребенком, а потом и с родителями. При работе с ребенком обсуждаются его отношения с родителями, делается попытка выявить всевозможные позитивные моменты в этих отношениях, анализируются пути их изменения. Подобная работа проводится и с родителями" (Т. В. Архиреева "Работа психолога детского приюта по восстановлению нарушенных детско-родительских отношений". Великий Новгород).
Но нет уверенности в том, что успех будет достигнут. Это та самая несовместимость, которую невозможно побороть даже в семье с кровными детьми, пока ребенок не станет взрослым и не получит возможности жить отдельно. Почему-то мы редко задумываемся над тем, что ребенок не является безусловной копией родителей. Он может быть человеком иных идеалов, совершенно отличных от родительских, иных наклонностей, иного типа поведения, иных устремлений. И тут человек, желающий вырастить ребенка с родственной душой, вполне может обрести семейное счастье с приемными детьми, или они, вполне вероятно, могут удачно дополнить его кровную семью, если, конечно, не будет противопоставления одних детей другим.
Почему очень важно, чтобы понимающий человек находился рядом именно в детстве? Да потому что он поможет ребенку осознать себя, окружающий мир, сделать правильный выбор жизненных путей-дорог. Иногда дети сами строят свой мир, и никакие вмешательства в него не способны сбить их в интуитивном устремлении, а может быть, переиначить промысел Божий. Но большинство все же нуждается в помощи и поддержке взрослых. Аксиому, что ребенку нужна семья, оспорить невозможно, так как это в природе человека. Но уповать сегодня на то, что все сироты благополучно перекочуют из детских домов в приемные семьи - абсурд. 
Да и нужно ли это в стопроцентном варианте, учитывая то, что не каждая семья - благо для ребенка. Вот суждение об общей ситуации с положением семьи и о процессах, происходящих в ней, специалистов из Министерства образования Татарстана, который всегда имел крепкие семьи в соответствии с национальными традициями: "В современной семье изменилось отношение к выполнению взрослыми ее членами своих важнейших функций: репродуктивной, воспитательной, хозяйственно-экономической, регулятивной, социально-статусной, духовного общения, эмоциональной, сексуальной. Особую озабоченность педагогических коллективов вызывает резкое снижение воспитательного воздействия семьи, ее роли в социализации детей.
Вследствие неумения многих семей приспособиться к новым социально-экономическим условиям, сформировать защитные механизмы происходит дальнейшая дезорганизация их жизни, разрушаются сложившиеся нравственно-этические нормы и традиции семейного уклада, усиливается конфликтность отношений между супругами, родителями и детьми, в семьях все чаще наблюдается насилие и жестокое обращение с детьми и стариками.
Усилилась социальная тенденция самоустранения многих родителей от решения вопросов воспитания и личностного развития ребенка.
Дети, растущие в неблагополучных, конфликтных семьях, характеризуются широким спектром психических аномалий и отклонений в поведении.
Высокие нагрузки испытывает психическое здоровье детей. Эмоциональное неблагополучие ребенка осложняет его жизнедеятельность, взаимодействие с окружающим миром, приводит к стрессам, неврозам и агрессивности. Неблагополучная обстановка в семье, применение недопустимых приемов воспитания, унижение человеческого достоинства детей и подростков, имеющих место как со стороны родителей, так и в отдельных случаях со стороны педагогов, привели к росту за последние годы случаев детских самоубийств и попыток суицидов.
Неблагополучие многих семей, высокий уровень безработицы, а с другой стороны - чрезмерная занятость родителей во многих благополучных семьях, неблагоприятные семейные отношения обуславливают отчужденность детей.
В Татарстане, по данным МВД, на 1 января 2002 года состояли на учете в органах милиции 11 тыс. несовершеннолетних. Половина из них - из неблагополучных семей, которых насчитывается около 2,7 тысяч.
Родители, не владея в достаточной мере знанием возрастных и индивидуальных особенностей развития ребенка и методами семейного воспитания, порой осуществляют его вслепую, интуитивно. Все это, как правило, не приносит позитивных результатов. В таких семьях нет прочных межличностных связей между родителями и детьми и, как следствие, авторитетом становится внешнее, зачастую негативное окружение, что приводит к выходу ребенка из-под влияния семьи.
Снижается уровень педагогической культуры родителей; уменьшается влияние родителей при подготовке юношей и девушек к семейной жизни. Во многих семьях главным недостатком является отсутствие эмоциональной близости между родителями и детьми, доверительности, доброжелательности, взаимопонимания. Часть отцов и матерей не проявляют необходимого заинтересованного и участливого отношения к жизнедеятельности своих детей, не оказывают им конкретной помощи в жизненном и профессиональном самоопределении. 
В отдельных семьях дети растут с искаженными представлениями о смысле человеческой жизни, об истинных добродетелях и ценностях, с отсутствием уважения и привычки к честному труду. Современное развитие общества требует восстановления жизненно необходимых норм семейного воспитания, умения сохранять связь времен и поколений". (Из "Программы развития взаимодействия образовательных учреждений с семьями обучающихся (воспитанников) в Республике Татарстан".)
Часто взрослые люди, решив взять ребенка-сироту в семью, действуют интуитивно во спасение свое, надеясь таким образом решить какие-то свои проблемы, хотя декларативно выдвигают и для себя самих, и для окружающих высокие помыслы. Наверное, это не всегда плохо. Буквально на жертвенность во имя другого способны немногие. Но в нашем современном обществе людей с переломанными судьбами не редки и патологические варианты. Отдавая детей в приемную семью, которая не является здоровой, а разглядеть это сразу способны не все, в ней может быть и достаток и внешнее благополучие, - значит распространять болезнь одной семье на будущие поколения. Ведь ребенок усваивает модель тех отношений, которые видит в семье. Как-то в редакцию пришла немолодая женщина, интеллигентная на вид, вероятно, не имеющая особых финансовых проблем, и поведала историю своей семьи, которая взяла под патронат мальчика. В дальнейшем он был взят этой семьей под опеку. Как будто бы благородный поступок. Но это внешняя сторона действия. А внутренняя сложна и запутанна. В ней нет ужасных педофильных отношений, что в первую очередь предполагают в ситуации, когда опеку над мальчиком оформляет на себя мужчина и он строит всю систему воспитания. Но есть не менее тлетворные особенности в этой семье. Точнее, семьи нет, есть не лучший вариант сожительства. Женщина старше своего мужа, а точнее сожителя. Она скорее домработница, ведущая хозяйство. Ее мнение не является авторитетным, мужчина, по всей видимости, питая к ней какого-то рода отвращение и в то же время нуждаясь в ней, своими действиями, в том числе и относящимися к воспитанию ребенка, стремится действовать наперекор, чтобы позлить и унизить свою сожительницу. Он намеренно балует мальчика. Понятно, что для него главной составляющей всей его предыдущей жизни была чувственная сфера, получение удовольствий. И он уверен, что именно этим нужно наполнить жизнь сироты, то есть дать ему возможность исполнения всех желаний. 15-летний мальчик быстро усваивает такой образ жизни, тем более что он навязывается ему. Он хорошо одет, имеет все, что хочет. Перед ним не ставят никаких серьезных задач, хотя возраст требует развития взрослого отношения к жизни. Опекун уверен, что надо погрузить его в мир удовольствий и комфорта, из которого он сам, когда захочет, когда придет время, выплывет в серьезную жизнь, и как он, к примеру, станет предпринимателем. Есть ли что-нибудь положительное, полезное для развития ребенка в опыте такой семьи? Вероятнее всего, нет. Скорее наоборот, взрослеющий подросток усвоит такой тип отношений, который наверняка породит в нем цинизм по отношению к женщине, к семье, к обязанностям главы семьи. У сожительницы возникла тревога и опасение за будущее этого ребенка, и она пришла посоветоваться. Но скорее, всего ее к этому побудило то, что внимание ее сожителя с появлением в их отношениях третьего лица, почти взрослого ребенка, которому опекун решил передать свою философию жизни, переключилось полностью на подростка, который стал, как губка, на радость своему учителю, впитывать образ жизни своего опекуна, и ему пришелся по вкусу эпикурейский тип бытия с элементами власти над подчиняющейся теперь и ему домработницы. Женщину загнали в угол, что стало дополнительной радостью для ее сожителя. Создание себе подобного, видно, увлекло мужчину, уверенного в правоте своих жизненных установок. Но все ли видят эту ситуацию так? Скорее возникает следующая внешняя картинка: герой-мужчина взял на воспитание сироту, отдает ему много сил, времени и денег, ничего не жалеет для ребенка; и правильно делает, что не идет на поводу у своей сожительницы, ее дело - обед приготовить, постирать, убраться, а не лезть в воспитание ребенка; а то, что мальчишка не уважает ее и издевается над ней в подражание своему опекуну, так и правильно; кто она такая, что она может дать ребенку? Даже не жена.
То, что этого мальчика, и так имеющего предпосылки сводить счеты за свои детские обиды со всем окружающим миром, научили легко находить объект для сведения счетов в женщине, явится кодировкой против женщин вообще. Может быть, он будет находить в них удовольствие для себя, но вряд ли станет относиться к ним серьезно, искать среди них ту единственную спутницу жизни, мать будущих его детей, богиню, способную составить счастье всей его жизни. Ведь к такой женщине нужно уметь относиться с уважением, с любовью. Что это такое он не знает. Это один из случаев, один из проигрышных вариантов воспитания в нездоровой семье. 
Вариантов может быть множество. Но, уверена, кто-то возразит, пусть хоть так научится жить. Из детского-то дома вылетают как из клетки птички, привыкшие жить в заточении, не знающие ни как корм добыть, ни как жить на воле. И это правда. И это повод детским домам еще раз пересмотреть свою работу, в которой может быть много мероприятий, но мало от них эффекта в конечном варианте. Не стоит учреждениям для сирот слепо подражать друг другу, быть близнецами не только в своей работе, но и в многочисленных ошибках, порождающих брак, который потом отражается в судьбах выпускников. Нужно искать варианты воспитания для каждого ребенка, его социализации, его знакомства с реальной жизнью, с лучшими образцами поведения в ней, приводящими к успеху, признанию людей.
Во 2-м и 3-м номерах нашего журнала за этот год мы рассмотрим с помощью разных специалистов проблему устройства детей-сирот в семьи. Она многогранна, поэтому в обсуждении приняли участие и теоретики, и практики, и психологи, и медики, и педагоги, и представители общественных организаций, и усыновители, и опекуны, и их подопечные. Надеюсь, все наши читатели - люди небезразличные и вдумчивые и не станут одну точку зрения принимать за абсолютную истину. Мы вместе с вами ведем поиск наилучших решений проблем детей-сирот. И только серьезный анализ прочитанного, личных наблюдений, ваша интуиция могут помочь найти ответы на многие вопросы. Успеха вам в вашем нелегком деле во благо детей, во благо будущего нашей страны.
Вера Колосова

Статьи

ГКУЗ "Заволжский специализированный Дом ребенка" - государственное казенное учреждение здравоохранения Нижегородской области.
Заволжский специализированный Дом ребенка работает как самостоятельное учреждение с 05 октября 1959 год

Адрес:
606520, Нижегородская область, г. Заволжье, ул. Веденеева, дом 9

Телефоны:
+7 831 617-96-04 - Главный врач
+7 831 617-44-47 - Главный бухгалтер

Почта
zavolgiedomrebenka@yandex.ru